Интересное

Вот каким образом подтверждали отцовство на Руси

Сегодня любой сомневающийся в своем отцовстве мужчина может провести ДНК-тест. Такая генетическая экспертиза подтверждает родство людей с точностью 99,99999%. При этом для анализа хватит образца слюны, волоска, обрезка ногтя, капли крови на носовом платке или даже фрагмента ушной серы — эти вещи содержат генетические маркеры.

Данная услуга пользуется все большей популярностью, что неудивительно: статистика говорит о том, что около 30% российских мужчин воспитывают не своих детей, не догадываясь об этом факте. Если обман всплывает, то это становится настоящей трагедией для мужчины.

Наши предки тоже были обеспокоены данной проблемой. Установить отцовство без генетической экспертизы и вообще каких-либо представлений о генетике являлось сложной задачей. Обычно проверка основывалась на каких-то догадках родителей или внешних признаках ребенка. И поскольку эти критерии являются довольно зыбкими, ошибки случались постоянно.

Когда отец определял, что ребенок его по крови

Обычно гарантией кровного родства считалась внешняя схожесть малыша с предполагаемым родителем. Если у крохи были папины нос «картошкой», большие голубые глаза, светлые волосы или какие-то другие подобные признаки, отец вздыхал спокойно: ребенок рожден от него.

И совершенно напрасно. Эти черты в большинстве случаев были общеродовыми, поэтому генетическим отцом малыша с той же долей вероятности мог быть и брат, и даже отец мужчины. Такое «общее сожительство» было довольно частым явлением в русских семьях.

Одним из самых частых случаев измены являлось так называемое «снохачество». Главы семейств довольно часто сожительствовали с женами собственных сыновей. Обычно это делалось по принуждению, но иногда свекор мог задобрить невестку подарком или посулом более легкой работы. В ход шли все средства. Естественно, дети, рожденные от таких связей, походили и на мужа женщины, и на ее свекра, ведь оба мужчины являлись ближайшими родственниками.

По другим данным «снохачество» на Руси было возможно и поощрялось лишь в случае гибели или смерти единственного сына. А поскольку невестка полностью принадлежала к семье своего мужа, то ответственность за нее ложилась на братьев покойного мужа или, при их отсутствии, на свекра, который, во избежание появления в семье» ублюдков» и, в будущем, возможного притязания, с их стороны, на часть имущества семьи, брал на себя «супружеский долг» сына. Ничего личного, деловые отношения во благо семейства!

Что могло стать поводом для отказа мужчины от отцовства

Случались и прямо противоположные ситуации, когда мужчина сомневался в своем истинном отцовстве из-за внешней несхожести ребенка, но при этом малыш был действительно его родным. Древние славяне даже не подозревали о таком понятии, как «рецессивный ген», поэтому все на похожие на папу дети отбраковывались. Женщина могла быть сурово избита или понести другое серьезное наказание за измену, которой на самом деле не совершала.

Рецессивным называется ген, который находится как бы «в меньшинстве» и в обычных условиях подавляется доминантным геном. Но если рецессивный ген, например, карих глаз у голубоглазой матери встречается с таким же рецессивным геном у голубоглазого отца, то у этой супружеской пары из четырех-пяти детей один малыш с высокой долей вероятности будет кареглазым. Естественно, на таких деток в русских семьях отцы смотрели косо, считая их ублюдками, то есть внебрачными.