Интересное

К окончанию медового месяца родители вырыли могилу для новобрачных. Они хранили эту тайну 30 лет!

Много лет назад, навещая могилы родственников на кладбище в Санкт-Петербурге, мы случайно на толкнулись на ряд братских могил. Это были захоронения экипажей погибших самолетов.

Родственница, работавшая в «органах», на наше удивление объяснила, что при СССР было не принято говорить о подобных трагедиях. Не хотели пугать людей и создавать панику. По ее словам, замалчивалось многое. Хорошо это или плохо, судить не нам.

Об одной из подобных трагедий, произошедшей в 1981 году, рассказала ее непосредственная участница, единственная выжившая после крушения  рейс №811, вылетевшего из аэропорта Комсомольска-на-Амуре 24 августа  в 14:56. До пункта назначения  роковой Ан-24 не долетел.

В 1981 году молодожены Владимир и Лариса Савицкие возвращались из свадебного путешествия. 20-летние супруги с радостью смотрели в будущее — семейная жизнь для идеальной пары обещала быть более чем счастливой.

Оставалось всего несколько часов и они должны были оказать дома. Однако Судьба распорядилась иначе.

На высоте 5220 метров на самолет с 38 пассажирами, по словам свидетельницы, налетел военный бомбардировщик Ту-16. Тень надвигающейся военной машины не заметил никто. Большинство пассажиров погибло сразу же.

„В момент удара у нас тут же исчезла крыша и крылья. Были крики, — рассказывает Лариса. — Я повернулась к мужу, увидела, что он погиб. Попрощалась с ним и начала готовиться к смерти“.

Внезапно перед глазами встали кадры из американского фильма „Чудеса еще случаются“: „Девушка летела вниз на кресле самолета, падала в джунгли на деревья, — вспоминает Лариса. — Так и я решила, что мне нужно забраться в кресло, чтобы смягчить удар“.

Мертвой хваткой вцепившись в сидение, Лариса восемь минут падала вниз с обломками самолета, каждую секунду ожидая собственной смерти. Вдруг внизу показалась густая полоса деревьев — до земли оставалось недалеко. Лариса потеряла сознание.

 

„Открыв глаза, я увидела лицо своего мужа. Он сидел напротив меня в метрах трех-четырех, — до сих пор с болью в сердце вспоминает Лариса. — Было ощущение, будто он хотел меня видеть, прощался со мной“.

Даже спустя десятки лет те дни полного одиночества и отчаяния вспоминаются с горечью. Два дня Лариса провела в тайге, не веря, что ее спасут. Она получила сотрясение мозга, переломы ребер, рук и ноги, травмы позвоночника в пяти местах, а также лишилась почти всех зубов. На третий день девушку нашли рыбаки.

„Я узнала, что родственники уже вырыли для меня могилу. Их рыли по спискам“, — вспоминает Лариса.

В советских газетах о трагедии не появилось ни строчки. Факт столкновения двух самолетов был немедленно засекречен спецслужбами. Родственникам погибших приказали молчать о случившемся. Они так никогда и не узнали, кто виноват в смерти родных.

Долгое время у больничной палаты Ларисы дежурило несколько сотрудников в штатском. Не подпускали к ней ни родственников, ни друзей.

„Моей маме „посоветовали“ молчать“, — говорит Лариса.

О случившемся заговорили только спустя долгие годы, в 2000-х.

Ларисе, единственной выжившей в той чудовищной трагедии, еще долгое время пришлось бороться с многочисленными травмами. Но через несколько лет она смогла наладить личную жизнь, родила сына, смогла начать свою жизнь заново — мысль о погибшем муже заставляла двигаться вперед. Глядя на фотографии, сделанные спустя годы после авиакатастрофы, трудно поверить, что этой цветущей женщине когда-то пришлось пройти через ад.

„Я думаю, виноваты были военные — проложили свою авиатрассу, не сверив ее с гражданской, — рассказывает Лариса. — 24 августа праздную свой второй день рождения. Такое чувство, что часть меня навсегда осталась там — еще не приземлилась. Никогда не приземлится“…