Интересное

Мистические случайности. Легендарный корабль «Tитaник» был местом казни, а не катастрофы!

Однако, если следовать этой логике, среди 705 спасшихся обязательно должен был оказаться Джон Джейкоб Астор, один из самых богатых людей своего Времени. Он возвращался с юной женой (второй по счету и уже беременной) из путешествия по Египту. Через день после гибели лайнера светское издание «Америкен» поместило 4-полосную статью о погибшем мистере Асторе и лишь в конце упомянуло об остальных жертвах катастрофы.

Жена Астора спаслась, а обезображенное тело мужа опознать удалось только по монограмме на рубашке — его выловили из воды спустя неделю. Астор должен был спастись, — в шоке повторяли друг другу пораженные нью-йоркские богачи. Многое в ту ночь не должно было случиться, но у провидения был свой взгляд на «Титаник». Разве не гордыней продиктовано каждое слово в книге погибшего Джона Джейкоба Астора, в которой он рассказывает, как человек в 2000 году будет жить на Марсе и Сатурне, а гигантские пароходы «будут пересекать Атлантику за четыре с половиной дня» и «будут устойчивы, как крепость»?

Когда «Титаник» погружался в океанскую глубину, восемь музыкантов на искореженной палубе продолжали играть — они так и умерли, все восемь, когда волны в одночасье смыли их за борт. Когда нос парохода оторвался и ушел вглубь, они играли «Осень». А потом начали последнюю песню. Она называлась «Бог становится ближе».

Мертвая туша «Титаника» обрушилась в глубину, и теперь люди в спасательных шлюпках медленно замерзали насмерть. Стоявший неподалеку «Калифорниен», словно во власти наваждения, по-прежнему был не в силах заметить их и прийти на помощь. Остальные суда находились страшно далеко — русский пароход «Бирма» услышал «SOS» и спешил на помощь, но даже на всех парах мог поспеть только к утру.

versiya-gibeli-titanika1 (1)

«Маунт Темпль» — в 60 милях, «Балтик» — в 55 милях, «Олимпик» — в 70… Соленая вода не замерзает при минус одном градусе Цельсия. Гребни холодных волн перекатывались через низкие борта шлюпок, в которых были в основном женщины и дети, многие из них в истерике пытались выпрыгнуть за борт, чтобы разделить участь своих близких.

В лодке «А» люди сидели по пояс в ледяной воде, и уже через полчаса за борт пришлось выбросить трупы двух женщин — они замерзли прямо в шлюпке. Спасательную лодку номер 12 дважды накрывало волной — она не затонула только чудом. Как потом вычислили врачи, любой из 705 спасшихся пассажиров не имел шансов прожить более 12 часов…

Небольшое маломощное судно «Карпатия» было в 58 милях к юго-востоку от места катастрофы, когда судовой радист Фрэнсис Коттам услышал истерический «CQD» с тонущего «Титаника». Он вспоминал потом, что уловил сигнал в самый последний момент, уже снимая с головы наушники и собираясь спать. Сменщика у Коттама не было. Если бы он заснул на пять минут раньше, капитан «Карпатии» никогда бы не узнал, что «Титаник» уже гибнет. Капитана звали Артур Рострон. Он ни когда не пил, не курил и не бранился. Даже в век пара и электричества, в эпоху самых амбициозных мечтаний человечества он не разучился молиться.

Подчиненные прозвали Рострона «электрической искрой» — за умение мгновенно принимать волевые решения. Сила воли этого человека была хорошо известна. В 23 года, когда Рострон поступил на службу в компанию «Кунард», он раз и навсегда запретил себе употреблять спиртное. Спустя два года перестал курить. Бранился крайне редко — ровно один раз в месяц, как подсчитал кто-то из офицеров, — и всякий раз потом вслух просил у Господа прощения за сорвавшееся с языка сквернословие.

Впервые Артур Рострон вышел в море еще мальчишкой, в 13 лет — вместе с отцом. Говорят, что именно во время «морского крещения» мальчика произошел некий случай, оказав-ший сильное воздействие на его психику, — с тех пор Рострон молился каждый день.

Когда радист Коттам с перекошенным от ужаса лицом ворвался на капитанский мостик и сбивчиво забормотал что-то про тонущий «Титаник», Артур Рострон, как обычно, принял решение мгновенно. Во-первых, он повернулся к висевшему на стене распятию и прошептал несколько слов. Затем обернулся к подчиненным. «Мы разворачиваем корабль», — сказал он. Это было весьма рискованным решением — на борту «Карпатии» уже было восемьсот пассажиров.

Бросившись на помощь жертвам катастрофы, капитан направил пароход в страшный район скопления айсбергов, один из которых и оказался роковым для «Титаника». «Карпатия» со своей единственной трубой развивала скорость всего в 14 узлов — поэтому Рострон приказал перевести к котлам все дополнительные ресурсы пара, горячей воды и электричества. На полном ходу маленькое и неказистое судно влетело в царство айсбергов. Стоит ли говорить, что у дозорных, увы, тоже не было биноклей? Провидение учло многое, оно не учло воли Артура Рострона.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ: